Little Simz: Будущий рэп-король

Cover

Little Simz

 

Нечасто встречаешь человека, который в 10 лет знает, чего хочет от жизни — но именно столько было Симби Аджикаво, когда та записала свою первую песню «Achieve Achieve Achieve». Сидя в одной из студий родного Лондона, она вспоминает те свои ранние строки: “Через десять лет я хотела стать артистом, способным развлечь слушателей, и при этом оставаться человеком, совершающим добрые поступки без раздирающей внутренней борьбы”. Девушка, известная миру под псевдонимом Little Simz, повторила заветные строки с нескрываемым удивлением, поражённая силой собственного пророчества. “Никто из моих друзей в то время не загадывал так далеко наперёд. Но я всегда была дальновидной”.

Симби прекрасно осознаёт силу своей истории, которая стала основой её недавнего триумфального дебютника «A Curious Tale Of Trials + Persons» — истории девушки, которой отказывали в записи на студии в юные годы; которая сохраняла выручку с субботней смены, дабы купить микрофон и начать ковать железо самостоятельно в собственной спальне, не оставляя соседям шансов на крепкий сон. Сыскав утешение в музыке Lauryn Hill, Missy Elliott и Dizzee Rascal, Симз научилась продюсировать и работать с клипами. Пока остальные дети проводили лето, устраивая морские бои, юная леди писала одну песню за другой.

В последние пару лет она выпустила пачку онлайн-проектов, обручившись аудиторией в 50 тысяч подписчиков на «Soundcloud» и признанием таких гигантов, как Mos Def, J. Cole и Kendrick Lamar, который ранее в этом году заявил, что Симз “способна стать одной из лучших в своём деле”. Признательность Ламара несложно объяснить стилистической разноплановостью альбома и внушительными темами, затрагиваемыми на «A Curious Tale», который перетекает из бум-бэпа в бойкие грайм и трэп, пока исполнительница чертит яркую картину происходящего в её голове. Драматическая «Full Or Empty» хвастается размахом её артистизма — героиню одновременно одолевает тревога, ярость и безумие, а перед слушателем разворачивается весь спектр её творческой жизни; между тем, широкие струнные и сумасшедшее гитарное соло, достойное уровня работ Janelle Monáe и Miguel, на заднем плане вздымается подобно рваному флагу.

Как правило, «миллениалы» отлично знают как нужно выстроить собственное повествование благодаря социальным сетям, но желание Симз вдохновлять зародилось ближе к дому. Она была младшей сестрой в семье, пока её мать не решилась стать приёмницей несчастных британский детей. “Я не хотела делать вид, будто имела какое-либо преимущество над ними в этом доме”, — утверждает девушка. “Я не из числа тех, кому всё мёдом мазано”. Вскоре она захочет основать собственную школу, а пока приходится получать водительские права — они должны стать первым шагом к взрослой самостоятельной жизни.

Несмотря на то, что Симз находится в самом начале своего творческого пути, она излучает самообладание человека, который уже добился намеченной цели, в одночасье строя ещё более крупные планы. Как только я выключаю диктофон, девушка жмёт мне руку и немедленно берётся за телефон, вызвания кого-то по вопросу покупки автомобиля — не зря ведь права получала.
 
 


 
 
Самый поразительный момент в «A Curious Tale» — твоя уверенность. Ты всегда была такой несомненной?

Мама привила мне её в детстве. В компании я не бываю центром внимания — наоборот, тихо сижу и внимаю. И когда дело доходит до написания текста, я просто даю волю накопившимся мыслям. Это другая я — но я бы не назвала это сторонним персонажем. Я так, скорее, себя выражаю. Всегда приятно высказать всё, что “накипело”. На самом деле, мне не присуща открытость. Я бы к случайному человеку не подошла и не сказала бы “А вот у меня день хреновый”; мне постоянно кажется, что каждый и без того загружен собственным дерьмом и перекладывать проблемы с больной головы на здоровую не охота. Поэтому расписать всё в формате стихов и дать людям возможность добровольно это выслушать — лучший выход из положения.

Ты упоминала, что твои сёстры сыграли большую роль в становлении тебя как человека творческого. Каким образом они тебя вдохновили?

Когда мне было 10, сёстры помогали с текстами песен и идеями в целом. Даже когда мне всё надоедало и я говорила им “Слушай, мне надоела музыка, можно я просто сосредоточусь на школе?”, они внушали: “Конечно, думай о школе, но даже не думай забывать о творчестве”. Они придавали мне уверенности, всегда ходили со мной на концерты, при каждой необходимости протягивали руку помощи. Сёстры и мама научили меня быть женщиной: как обходиться с собой, как правильно разговаривать с людьми, как постоять за себя. Я чётко прослеживаю в себе их черты.
 
 


 
 
«A Curious Tale» ты выпустила на собственном лейбле «Age 101». О подписании других артистах не задумываешься?

Задумываюсь, конечно. Моё видение лейбла, правда, почти полностью противоречит современному положению музыкальной индустрии, но я готова с этим смириться. Всё равно я не привыкла ходить коротким путём.

А как противоречит-то?

Да просто… скучно всё, пи**ец. Вроде: “Так, ты выпускаешь три сингла, едешь в тур, потом можешь взять месяц отпуска перед тем, как взяться за следующий альбом”. Так и всю карьеру кругами можно проходить. А я хочу сделать всё лучшим образом. В случае с моим дебютным альбомом, я вообще не хотела выпускать никаких синглов — не та запись, с которой ты можешь выбрать одну песню, послушать и понять, к чему я клоню; ты должен проникнуться ею со старта до конца, иначе я бы могла микстейп выпустить или плэйлист на «Spotify» создать. Альбомы ведь для чего нужны — ты должен понять артиста и наслаждаться его музыкой; он обязан подтолкнуть тебя сходить на концерт или купить виниловую копию, быть частью всего движения. Вот к чему я клоню. Да, я старомодна, но мне это даже нравится.

Что твоя музыка способна дать рэп-слушателям, чего они не получат ни от кого больше?

Я думаю, им не хватает правды в музыке, этой нотки реальности. Никому не нравится быть обманутым, и я не собираюсь подливать масло в огонь. Возможно, то, о чём я рассказываю бывает некомфортно слышать, но я это делаю из благих побуждений. Особенно в случае с молодыми девушками. Они должны осознать силу, которая в них заложена, но о которой им никто не удосужился рассказать. Вот смотрю я на свою племянницу: она очень молодая и уже носит косметику; кто сказал ей, что ей нужен мэйк-ап, чтобы быть красавицей? Я не считаю, что женщины должны вторить мужчинам, и в современной музыке недостаточно персонажей, способных это донести до аудитории.

Да и твой альбом начинается с заявления: “Женщины могут быть королями”.

Конечно. Люди частенько закидывают меня обвинениями в феминизме, а я-то и не феминистка вовсе. Но я верю в равенство: у парней есть права, у девушек — тоже. Так же должно быть и с расовой принадлежностью, и с классовой, и вообще везде. Мне просто по душе баланс.
 
 


 
 
А расскажи о песне «Tainted», которая затрагивает «тёмную» сторону амбиций.

Она о том, как человек становится лишь гайкой в индустрии и как его приучают к мимолётной жизни — всем плевать на твои видение, честность и убеждения. Кто-то слышит трек и считает, что я читаю от своего лица, но, на самом деле, я полагаюсь на рассказ от лица человека, чья душа была запятнана (англ. — tainted). Изначально эта песня планировалась как не наилучшая, поэтому и определённые строки звучат просто хреново. “У меня есть звери, что всегда со мной — Ноев ковчег”, — мне эта строка ну совсем не нравится, но так сделано умышленно, поскольку утверждается кем-то, в ком нет материи. Кем-то, кем я очень не хочу становиться.
 
 
 
По материалам сайта «Pitchfork». Оригинальная статья по ссылке.
 
 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Shift + Enter или нажатием сюда.

Синдром Канье Уэста.

Комментирование отключено.